Компромисс

Экономисты любят рассуждать о компромиссах (или альтернативных издержках, как они их ещё называют). Смысл в том, что любые деньги, которые мы тратим, не могут быть потрачены на что-то другое. То есть, если я куплю клубничный молочный коктейль за $2.50, означает, что я не потрачу эти $2.50 на шоколадный или мятный с шоколадной крошкой.

Эти примеры легко представить. Однако ещё моя покупка означает, что я не получу билет на автобус, лампочку или что-нибудь другое, что тоже стоит $2.50. В соответствии со стандартной экономикой, если я всё-таки куплю этот клубничный коктейль, то это значит, что в мире больше нет ничего другого, на что я потратила бы эти $2.50.

Не думаю, что в обычной жизни мы все так рассудительны.

Во-первых, нам неприятно думать в негативном ключе. Нам нравится размышлять о том, что деньги могут для нас заполучить, чем о бесконечном количестве вещей, которые они для нас достать не могут. К тому же существует так много вариантов, что каждый раз, когда тратим деньги, мы не можем представить их все.

Однажды я столкнулась с дерзкой идеей о том, что мы можем привлекать внимание людей, переводя все ценники на продуктах в Валюту Мёртвых Детей. Например, если спасение жизни ребёнка стоит $800, то любые потраченные на что-то другое $800… Вы понимаете, к чему это ведёт.

Раньше я тоже так думала. Прежде чем расстаться с какой-либо суммой, я спрашивала себя: чтобы эти средства могли сделать для женщины в Африке, которой они нужны для заботы о ребёнке? В данном случае представлять можно кого угодно, но мне в голову приходила именно она. Неужели мои новые туфли важны для меня больше, чем её месячный запас продуктов? Больше, чем прививки её ребёнка или оплаты школы? Могу ли я совершить этот выбор?

Иногда я его всё-таки совершала, после чего чувствовала себя ужасно. В конце концов, мы с мужем решили провести четкую линию между деньгами на свои нужды и теми, что которые должны быть пожертвованы. Каждый год мы решали, какая часть нашего бюджета отправится в лучшую благотворительную организацию, которую мы найдём. Та сумма, которая остаётся — полностью наша и мы можем тратить её как угодно. С годами мы поднимали уровень наших пожертвований и теперь он составляет 50% нашего дохода. Принимать такое решение раз в год гораздо проще, чем принимать его каждый раз, стоя в очереди на кассу.

Недавно я познакомилась с молодым человеком, который серьёзно обдумывал эти идеи. «Разве это неправильно — думать о таком обмене? — спросил он,  — разве мы не должны думать о нём постоянно?»

Мне кажется, правильно какое-то время поразмышлять таким образом. Когда вы живёте в другой стране, через какое-то время вы привыкаете понимать цены без постоянно перевода их на свою родную валюту. Также, если вы станете оценивать все свои расходы в Валюте Прививок или Валюте Москитных Сеток, то когда-нибудь вы привыкнете, и это станет просто валютой. Ваши траты никому не помогут, но уже будут отрицательно влиять на вас.

Ещё я думаю, что мы можем вынести только определенный масштаб горя. Я не могу прожить следующие 60 лет, подсчитывая мёртвых детей под каждым чеком. Я сломаюсь.

Поэтому мой совет — потратьте какое-то время, обращая внимание на такие обмены. Прислушайтесь к себе, действительно ли ваш молочный коктейль ценнее детской вакцинации. Подумайте, какой выбор вы сделаете, если вашему ребёнку будет нужна помощь. После составьте себе бюджет, который отражает все ваши ценности. Отложите деньги на покупку необязательных вещей, которые делают вас счастливым. Делайте то, что будет подпитывать вас и поможет прожить до 90 лет щедрым и прозорливым благотворителем. Потому что в конце концов именно это поможет большинству людей.


Оригинал: Tradeoffs
Перевод: Алёна Бескова