Разведка золота

В своем выступлении 2016 года Оуэн Коттон-Барратт из Оксфордского университета рассуждает о том, как эффективные альтруисты могут улучшить мир, используя в своих аргументах метафору разведки и добычи золота. Он обсуждает ряд ключевых концепций эффективного альтруизма, такие как распределение с «тяжелым хвостом», убывающая предельная отдача и сравнительное преимущество.

Ниже приводится стенограмма выступления Оуэна, которую мы отредактировали для удобства чтения.

Эффективный альтруизм как добыча золота

Рис. 1: Добыча золота

«Эффективный альтруизм как добыча золота» — центральная метафора моего выступления. Я буду возвращаться к этой метафоре снова и снова для иллюстрации различных моментов. Золото — это символ того, что мы по-настоящему ценим. Среди таких ценностей есть и стремление сделать больше людей счастливыми и образованными, или избавить людей от страданий, или повысить вероятность того, что человечество дотянется-таки до звездного космоса. Посмотрите на золото и подумайте о том, что вы цените. Многие из людей ценят множество вещей, а не одну. Подумайте о том, что вы цените, и поместите это на место золота. Тут нас ждет множество интересных наблюдений.

Рис. 2: Виктор Жданов

На фотографии (рис. 2) вы видите Виктора Жданова. Я узнал о нем из книги Уилла Макаскилла «Ум во благо». Виктор Жданов — украинский биолог, сыгравший чрезвычайно важную роль в разработке программы ликвидации оспы. Вполне возможно, что его деятельность позволила спасти десятки миллионов человеческих жизней.

Не всем из нас удается такое. Но рассматривая подобные примеры, можно заметить, что некоторым людям удается добыть намного больше золота, достичь гораздо большего из того, что мы ценим. И это причина задаться вопросами: что позволяет одним людям получать больше возможностей, чем другим? Как нам отыскать такие возможности?

Приемы разведки золота

Рис. 3: Приемы разведки золота

Далее в ходе этой конференции будут даны карты сокровищ и мы обсудим, где золота залегает больше. В своем выступлении сегодня я не буду говорить об этом. В этот раз я буду подробно рассказывать о методах обнаружения золотых месторождений, а вовсе не об уже разведанных запасах золота.

Стоит все же сказать о том, почему я использую эту метафору — потому что мы придаем этим вещам большую ценность. Мы прежде всего ценим масштабные, сложные начинания, обещающие дать серьезные результаты. Зачем я свожу это все к золоту? Потому что здесь я хочу разместить фокус своего выступления. Я хочу сфокусироваться на методах, инструментах и подходах, которые мы можем использовать. При наличии у вас сложных ценностей это поможет сконцентрировать внимание. Многие способы поиска и реализации ценностей схожи, вне зависимости от того, что представляют собой эти ценности. Поэтому, обозначив ценность в виде золота, я думаю, мы сможем легко сосредоточиться на требуемом абстрактном уровне понимания.

Золото залегает неравномерно

Рис. 4: Золото залегает неравномерно

Первое, на чем я хочу заострить ваше внимание, это тот факт, что наше «золото», как и сам драгоценный металл, довольно неравномерно распределено по всему миру. Есть множество мест на Земле, где золото почти не встречается. Есть несколько мест, где землю пронзает крупная золотая жила. У этого есть свои следствия. Во-первых, очень хотелось бы найти эти золотые жилы.

Распределение с «тяжелым хвостом»

Рис. 5: Распределения без «тяжелого хвоста»

Далее же я буду говорить о формировании выборки. Скажем, если я хочу примерно выяснить рост людей на основании выборки из пяти человек, метод измерения их роста с выведением среднего значения вполне подходит. Однако если надо примерно определить, сколько в среднем золота на всем земном шаре, выборка из пяти случайных мест не подойдет, потому что скорее всего я выберу те места, где нет золота, существенно недооценив его мировые запасы. А может и наоборот — одно из месторождений окажется очень богато золотом и моя оценка окажется завышенной.

Рис. 6: Распределение без «тяжелого хвоста» и с «тяжелым хвостом»

В статистике это свойство часто называют «тяжелым хвостом» распределения. Слева — распределение без «тяжелого хвоста» (рис. 6). Где-то золота больше, где-то — меньше, но ни одно из месторождений не дает намного больше или меньше среднего значения.

Справа же, напротив, мы видим распределение с «тяжелым хвостом». Правый и левый графики похожи, но на правом есть длинный хвост, где таится огромное количество золота и вероятность успеха падает очень медленно.

Рис. 7: Распределения с тяжелым хвостом

На эти графики распределения можно взглянуть иначе (рис. 7). Здесь я расположил слева направо месторождения в порядке возрастания запасов золота. Процентили на горизонтальной оси, а запасы золота на вертикальной оси. Площадь под кривой закрашена, чтобы сделать нагляднее смысл этой величины, которая выражает общее количество запасов золота. Таким образом получается, что распределение слева без «тяжелого хвоста», отличается тем, что золото на нем распределено довольно равномерно по всем месторождениям. Если мы хотим просто добыть больше золота, важно охватить как можно больше разных месторождений.

Такова ситуация с солнечной энергией. Понятно, что где-то солнечного света больше, а где-то меньше, но количество генерируемой солнечной энергии зависит скорее от того, сколько у вас всего солнечных панелей, чем от того, где именно вы их разместили.

Справа же мы видим распределение, где площадь под кривой резко увеличивается ближе к ее концу справа. Это означает, что львиная доля золота, а золотом мы обозначили нечто ценное для нас, приходится на самый край распределения, где его необычайно много.

Я думаю, что распределение драгоценного металла именно таково. Хоть я и не геолог и ничего не знаю о золоте, но скорее всего это верно. Возникает вопрос — применимо ли это к возможностям творить добро в мире? Вот некоторые основания так полагать.

«Тяжелые хвосты» в реальности

Рис.8: «Тяжелые хвосты» в реальности. Возникающие естественным образом, например, логарифмически нормальные, подчиняющиеся степенному закону распределения. Вертикальная ось: Доход на члена семейства (в долларах США на платежный период). Горизонтальная ось: Процентиль

Глядя на довольно сложный мир, мы видим, что распределения с «тяжелым хвостом» довольно распространены (рис. 8). Для возникновения определенных типов распределений существуют теоретические причины. Это можно установить опытным путем, если мы рассмотрим, например, распределение доходов по всему миру. Мы снова видим процентили и пик на графике.

Вот что мы видим в реальном мире. Очевидно, что множество явлений не обладает этим свойством. Но чем больше явлений мы рассматриваем, если они являются сложными системами с большим количеством взаимодействий, тем выше вероятность того, что мы обнаружим такую закономерность. Это важная особенность множества способов взаимодействия с миром, который мы хотим сделать лучше.

Перейдем непосредственно к рассмотрению возможностей творить добро. Я вижу несколько причин считать, что в этом вопросе дела обстоят именно так. Итак, первая причина — убедительные аргументы. Если я хочу избавить людей от голода, возникает вопрос: следует ли мне направить свои усилия на оказание непосредственной помощи голодающим и доставке еды людям, которые голодают в настоящий момент? Я могу сравнить это с чем-то более умозрительным. Аргументы этой книги лично меня убедили в том, что будет гораздо эффективнее сосредоточиться на поиске решений для пропитания огромного количества людей в случае краха сельского хозяйства. Это конечно же крайность. Это не то, что обычно приходит в голову, но я думаю, что эти аргументы обоснованы. В данном случае я просто пытаюсь накормить людей, и один из способов это сделать выглядит эффективнее другого.

Свойство «тяжелых хвостов» в возможностях творить добро

Рис. 9: Свойство «тяжелых хвостов» применительно к возможностям творить добро

Давайте взглянем на данные (рис. 9). Это данные исследования DCP2 [проект ВОЗ Приоритеты в области борьбы с заболеваниями], в котором была предпринята попытка оценить экономическую эффективность множества различных мероприятий в области здравоохранения в развивающихся странах. Ось абсцисс представлена в логарифмическом масштабе, поэтому она поделена на сегменты, где каждый столбец в среднем в десять раз эффективнее того, который расположен слева от него. Здесь крайне правый столбец примерно в 10 000 раз эффективнее крайне левого столбца. Это касается лишь одной области, где нам удалось получить достаточно достоверные данные для оценки ситуации. Диапазон экономической эффективности очень широк.

Из этого можно сделать вывод, что если мы хотим увеличить добычу золота, нам следует сосредоточиться на поиске золотых жил. Порой это может привести к неожиданным выводам. Обнаружив, например, что какая-то деятельность находится на 90-м процентиле, это может лишить вас энтузиазма. Ведь не обладая этим знанием, мы можем только гадать о степени ее эффективности. А если большая часть возможной ценности данной деятельности основана на том, что она находится на 99-м процентиле, то, обнаружив ее на 90-м процентиле, мы можем решить, что это плохо. Я хочу сказать, что знать это важно, но знание это может разочаровать вас в той или иной деятельности. Такова ситуация в случае экстремального распределения, но интересно выяснить, каким образом мы получаем такие неожиданные свойства.

У этого есть еще одно следствие — тут не остается места наивному эмпирическому подходу — мол, «давайте сделаем много всего разного и посмотрим, что лучше получится» — ввиду указанной трудности с выборкой этого уже недостаточно для правильной оценки эффективности. Мы же не можем сделать столько измерений и оценить результаты достаточно хорошо, чтобы действительно представлять себе, насколько это будет эффективно.

Чтобы получить как можно больше золота, я хочу…

Рис. 10: Увеличение объема золота

Если мы хотим получить как можно больше золота, нам надо отправиться туда, где его много. Для добычи золота нам потребуется оборудование и дружная команда. Этой метафорой, я считаю, можно пользоваться, когда мы говорим о возможности делать добро. Мы можем приблизительно измерить эффективность той или иной сферы или типа деятельности, оценить эффективность внедряемой программы, её результативность в данной сфере, а также сравнить её с другими программами. Мы можем измерить эффективность команды или организации, внедряющей данный метод, сравнить с результатами работы других команд, реализующих данную программу.

Можно сказать, что ценность приумножается

Рис. 11: Ценность, условно говоря, приумножается

Если вы располагаете этими составляющими успеха, то результат будет равен их произведению. Я представил это здесь в виде объема (рис. 11) и мы хотим максимально увеличить объем. Это означает, что мы будем стремиться к тому, чтобы добиться хороших результатов в каждом из измерений. По крайней мере мы постараемся не провалить ни одно из измерений. Из этого следует в частности то, что, при наличии перспективной программы и посредственной команды для ее осуществления, не стоит браться за работу, а лучше подыскать подходящую команду. Или же улучшить качество имеющейся команды. Подобным образом, мы не станем поддерживать отличную команду, если они работают в сфере, которая нам не кажется важной.

Распознавание золота

Рис. 12: Золото

В следующем разделе я расскажу об инструментах и методах разведки месторождений золота. Золото в природе удобно тем, что когда вы его находите, его почти наверняка можно распознать. Нам же часто приходится иметь дело с ситуациями, где такой уверенности нет. Мы все же добываем не золото в буквальном смысле и нам приходится тщательно проверять его подлинность, используя различные инструменты. Это как бы темная сторона ценности.

Рис. 13: Не золото (слева) и золото (справа)

Этот факт делает важным фактическое применение имеющихся инструментов. На самом деле изображение на рисунке 12 — это железный колчедан («золото дураков»), а не настоящее золото. Так что, если кто-то говорит: «вот оно золото», ему не стоит верить на слово. Пусть у нас есть основания так полагать, но у нас есть и мотивация применить в деле наши инструменты для выявления исключительно выгодных возможностей. А также у нас есть способность различать и сказать: «Ну хорошо, найденное нами хоть и выглядит ценным, но может оказаться вовсе не тем, к чему нам стоит стремиться».

Легкое золото заканчивается

Рис. 14: Легкое золото заканчивается

Если оказаться там, где никто раньше не был, то можно натолкнуться на золотые жилы, которые выходят прямо на поверхность — это легкое золото. И вот несколько человек некоторое время собирают эти россыпи, пока не выгребут все легкодоступное золото.

Рис. 15: Легкое золото заканчивается (2)

Далее, если люди хотят получить больше золота, скорее всего число старателей увеличится, они возьмутся за лопаты, у них будет немного больше работы, но добыча золота продолжится (рис. 15).

Углубившись в недра несколько глубже, приходится отбросить лопаты, собрать большую команду и подогнать тяжелую технику, чтобы продолжить добычу (рис. 16). Добыча золота продолжается, но требуется все больше работы. Это общий феномен «уменьшения отдачи» от проделанной работы. С этим сталкиваешься в самых разных сферах деятельности, поэтому стоит в этом разобраться.

Рис. 15: Легкое золото заканчивается (3)

Кстати, как и многое, о чем я собираюсь сказать, эта концепция взята из экономики. Я буду просто оперировать этими экономическими понятиями и делать оговорки в нужных местах.

Например, я считаю, что подобная картина сложилась в сфере глобального здравоохранения. Я понимаю, что 15 или 20 лет назад массовые прививки были чрезвычайно эффективны с точки зрения затрат и, вероятно, являлись оптимальным способом действия. Затем Фонд Гейтса профинансировал множество программ поголовной вакцинации. В настоящее время наиболее экономически эффективные программы уступают массовой вакцинации в плане эффективности затрат. Это здорово — мы собрали низко висящие плоды. Точно так же в области безопасности ИИ появление первой книги о сверхинтеллекте — большое событие,  но появление 101-й книги по этой теме уже не будет столь значимым.

Итак, минуту назад я говорил о том, как нам оценить эффективность организаций на основании сферы её деятельности, реализуемой программы и работающей над этим команды. Теперь я собираюсь сфокусировать внимание на первом аспекте — оценить сферу деятельности. Рассмотрим этот вопрос с трех разных измерений.

Масштаб

Рис. 17: Масштаб

Первым из этих измерений является масштаб. При прочих равных условиях мы предпочли бы отправиться туда, где больше всего золота. Поступив так, мы, скорее всего, получим больше золота на единицу усилий.

Уступчивость

Рис. 18: Уступчивость

Второе измерение — уступчивость. Мы бы предпочли сосредоточиться на том, что дает нам наибольшую отдачу на единицу затраченных усилий, на том, где приятно и легко копать землю, а не рыться в болоте, чтобы добыть свое золото.

Нетронутость

Рис. 19: Нетронутость

И третье — это нетронутость. Иногда это называют «запущенностью». Я считаю, что этот термин несколько сбивает с толку. В нем есть двусмысленность, потому что этот термин зачастую применяют, когда хотят обозначить ту область, на которую мы должны выделить больше ресурсов. Я имею в виду другое — что на данную область направлено мало внимания. При прочих равных мы бы предпочли отправиться туда, где люди еще не собрали золотые самородки на поверхности. Оставшееся золото в таком случае довольно сложно добыть.

В идеале, конечно, нам бы хотелось оказаться в мире, где золота много, его легче добыть и никто до нас там не копался. Однако мы редко оказываемся в столь идеальных условиях. Итак, возникает вопрос: как найти компромисс между этими соображениями? Есть один испытанный способ уточнить это. Я позволю себе в этом выступлении показать вам одно уравнение. Вот оно (рис. 20).

Рис. 20: Масштаб, уступчивость, нетронутость

Если вы не привыкли мыслить в категориях производных, просто проигнорируйте здесь «ds» (рис. 20). Слева вы видите значение некоторого количества дополнительной работы — это то, что нас интересует, когда мы пытаемся оценить, к чему следует приложить больше усилий.

Справа — разложение на множители. Это математически тривиально, я просто взял это выражение и добавил к нему всякое разное. На первый взгляд, я все очень запутал. Единственным оправданием этому будет то, что эти добавленные мною термины, которые отменяют друг друга, фактически означают, что правую часть здесь легче истолковать или измерить. Итак, сейчас я объясню свою точку зрения.

Первый множитель — это оценка выгоды, которую вы получаете, скажем, когда находите дополнительный процент решения. И это примерно показывает, насколько серьезной является рассматриваемая проблема, вся ее область. Я думаю, что это довольно точное определение понятия масштаба.

Со вторым множителем все немного сложнее. Гибкость — это технический термин. Это довольно полезный и общий термин (почитайте про него в Википедии, если вам интересно). Здесь, для пропорционального увеличения объема выполняемой работы, измеряется, какую долю решения это вам дает.

Последний множитель просто сводит к единице весь объем выполняемой работы. Это мера нетронутости.

Уже несколько лет идут разговоры о масштабе, уступчивости и нетронутости, но точной трактовки каждого из терминов так и не появилось. Им давали разные определения, если не ошибаюсь, существует несколько разных трактовок уступчивости, и не все они полностью с этим согласуются. Но я думаю, что сама идея измерения того, сколько еще работы потребуется для достижения цели, здесь довольно хорошо отражена.

Все три измерения важны

Рис. 21: Все три измерения

Я считаю, что все эти измерения важны. Вряд ли мы будем заниматься тем, что провально в любом из этих измерений. Я не буду тратить час на помощь пчеле, даже если никто другой ей не поможет, хотя помочь ей будет довольно легко, так как масштаб работы очень мал. Я не думаю, что нам стоит работать над вечными двигателями, хотя по сути над этим никто не работает, а было бы здорово, если бы их удалось создать. Тут мы столкнемся с неуступчивостью.

По этой же причине не стоит вкладывать усилия в работу над изменением климата. В глобальном масштабе этой проблеме и так уделяется очень много внимания.

К этому я хочу добавить еще несколько предостережений. Во-первых, не мешает помнить, что есть и другие проблемы, работа над которыми значительно стеснена в ресурсах. Во-вторых, вы можете решить, что ваш случай — исключение, так как у вас есть гораздо лучший способ добиться успеха в решении проблемы изменения климата по сравнению с другими.

Тем не менее вас может озадачить мое заявление вроде: «Изменение климата не является приоритетной задачей». Это звучит довольно спорно, и к этому стоит отнестись с некоторой долей скепсиса. Но я считаю, что само понятие «высокий приоритет» несколько перегружено. Это стоит пояснить, что я сейчас и сделаю.

Абсолютный и предельный приоритеты

Рис. 22: Абсолютный и предельный приоритеты

Допустим, что у нас есть два месторождения золота и мы задаемся вопросом: «Куда нам отправить людей за золотом?» Ответ будет разным. Может быть, мы отправим одного старателя вот сюда, направо, где золота мало, но добывать его очень легко? А еще десять человек направим налево потому, что там больше всего золота. Первый старатель к тому времени уже добудет большую часть золота справа. Теперь мы хотим, чтобы слева работало больше людей. Какая из этих выработок обладает большим приоритетом? Это будет зависеть от того, какой вопрос вы зададите.

Рис. 23: Абсолютный и предельный приоритеты

Эти цифры взяты из головы, но распределение на диаграмме слева может быть похоже на реальную картину. Здесь мы задаем вопрос: «Сколько всего мир в целом должен потратить на эту задачу?» и получаем распределение, где изменение климата, возможно, будет выглядеть очень большим.

А если мы вместо этого зададимся вопросом, насколько ценны предельные расходы? Диаграмма тогда будет иметь совсем другой вид, так как здесь речь идет о том, сколько уже потрачено. Видите тонкие пунктирные линии на диаграмме слева (рис. 23)? Это то, сколько уже тратится. Диаграмма справа — функция от всего на свете, например, сколько в целом должно быть потрачено, сколько уже потрачено и, конечно, какова предельная отдача.

Я думаю, что оба эти подхода важны, а какой из них мы используем, должно зависеть от контекста. Если речь идет о том, что мы должны делать как индивидуумы и маленькие группы, то, я думаю, будет иметь смысл говорить о предельном приоритете, о том, насколько дополнительные ресурсы будут полезны. Если мы говорим о том, что должны делать коллективно, как общество или весь мир в целом, то, я думаю, будет правильно говорить об абсолютном приоритете и о том, сколько ресурсов следует вложить в ту или иную проблему в целом.

В ходе этого выступления я вообще не касался вопроса о том, что мы называем ценностью. Чтобы прояснить это, я сделаю еще несколько предположений. Многие придерживаются мнения, что стоит принести как можно больше пользы в долгосрочной перспективе. Есть и те, кто этой точки зрения не разделяют, а некоторые вообще об этом не задумывались. Если вы не придерживаетесь этой точки зрения, вы можете отнестись к этому как к гипотетическому предположению: «Теперь я понимаю, что думают люди с этой точкой зрения». Если вы не думали об этом, то задумайтесь. Это довольно важный вопрос и я считаю, что на него стоит потратить время.

Если мы стремимся достигнуть как можно большего результата в долгосрочной перспективе, то, пользуясь нашей метафорой золота, это означает, что мы хотим добыть как можно больше золота из недр земли, а не просто добыть как можно больше золота в этом году.

Долгосрочное золото

Рис. 24: Долгосрочное золото

Наши технологии добычи могут быть разрушительны. Например, мы можем использовать динамит, который позволяет незамедлительно добыть много золота, но некоторое его количество взрыв распыляет и это золото теряется навсегда. Динамит удобен в краткосрочной перспективе. Однако для долгосрочной перспективы золотодобычи это плохо.

Если мы обладаем разными технологиями и можем их совершенствовать, то мы можем разработать эффективные, но менее разрушительные методы добычи. Но найдутся те, кто захочет поскорее добыть как можно больше золота. Для этого они прибегнут к любым средствам, которые сочтут наиболее эффективными для своей цели. Таким образом, одним из основных факторов, определяющих, сколько золота в конечном итоге будет добыто, является последовательность разработки и применения технологий. Если мы сначала изобретем динамит, то старатели с радостью им воспользуются и уничтожат много золота. Если же сначала будет изобретено бурение, то когда изобретут динамит, все скажут: «А стоит ли это использовать? У нас же есть прекрасные средства для бурения».

Некоторые философы, например Ник Бостром, призывали развивать общественное сознание и эффективные общественные институты для принятия решений, прежде чем разрабатывать технологии, которые могут поставить под угрозу долгосрочную перспективу развития человеческой цивилизации. Они также призывают к разработке технологий, которые повышают безопасность новых разработок, вместо тех, которые повышают риск.

Совместная работа

Теперь стоит обсудить аспект совместной работы. Каждый из нас по-отдельности решает за себя: «Мне надо найти, где залегает больше всего золота. Нетронутое, доступное месторождение. Я просто пойду и сделаю это». Но нас много и с каждым годом становится больше. Это так радует! Радует то, как много нас собралось здесь, а через пару лет, надеюсь, нас будет гораздо больше.

Надо учиться сотрудничать. По большому счету, мы разделяем многие взгляды на то, к чему стоит стремиться. Серебро многие тоже считают ценным. Это не золото, но мы все согласимся с тем, что золото ценится. Мы уже по сути сотрудничаем, здесь и сейчас. Нужно стремиться координировать наши усилия и направлять деятельность людей на те дела, в которых они смогут принести больше всего пользы.

Сравнительное преимущество

Рис. 25: Сравнительное преимущество

Еще есть идея сравнительного преимущества. На этом рисунке (рис. 25) вы видите Гарри, Гермиону и Рона. Чтобы добыть свое золото им предстоит решить три задачи. Им нужно провести исследование, смешать несколько зелий и применить волшебную палочку. Гермиона — все умеет лучше всех, но у нее на все не хватит времени. Значит надо как-то распределить работы. В этом идея сравнительного преимущества. Гермиона имеет абсолютное преимущество на всех этих фронтах работ, но было бы излишним с её стороны спешить браться за зелья, в которых Гарри тоже хорошо разбирается. К тому же никто лучше нее не умеет работать в библиотеке. Значит, скорее всего, ее надо отправить в библиотеку.

Этот подход может помочь каждому из нас в отдельности найти свое дело. Например, мне может казаться очень ценной какая-нибудь техническая область и техническая работа в целом, но в этой сфере я обладаю довольно посредственными навыками. Зато я отличный коммуникатор. В таком случае, возможно, мне следует направить свои усилия на содействие техническим специалистам и привлечь больше замечательных людей к работе.

Сравнительное преимущество на разных уровнях

Рис. 26: Сравнительное преимущество на разных уровнях

Мы говорили о том, как применить это на индивидуальном уровне. Это также актуально и для групповой работы. Нетрудно заметить, что у каждой организации или группы есть свои сильные стороны.

Попробуем применить этот принцип с поправкой на время. Можно задаться вопросом: «Что мы можем сделать сегодня в 2016 году, что людям в будущем будет труднее сделать?» Мы не можем изменить того, что сделали люди в прошлом. Но мы можем сопоставить наше сравнительное преимущество по отношению к людям в будущем. Если у нас есть трудности сейчас и в будущем грядут новые, то разумнее браться за решение более ранних. Потому что если в 2020 году возникнут проблемы, то у людей в 2025 году может уже не быть возможности работать над ними.

Есть еще один момент, который следует учитывать — у нас есть возможность повлиять на то, сколько людей в будущем возьмется за эти задачи. У нас больше возможностей повлиять на это, чем у людей в будущем, поэтому стоит задуматься над целесообразностью работы в этом направлении.

Рисуем карту вместе

Рис. 27: Рисуем карту вместе

Как все это уладить — вот в чем вопрос. Мир большой, в нем все сложно и запутанно. Каждый из нас в отдельности не может рассчитывать создать идеальную модель для нашего мира. Это слишком сложно и вряд ли кто-либо может это сделать. Быть может мы все вносим свою лепту в дело, которое в рамках моей метафоры можно считать складыванием мозаики карты залежей золота. Нам нужны институты для того, чтобы сложить разрозненные кусочки в целую карту. Здесь все не так просто, потому что у некоторых из нас в руках кусочки другой мозаики, которая не показывает местонахождение золота. В идеале нам надо стремиться к тому, чтобы наши институты занялись отбором правильных частей мозаики, направляя нас в правильном направлении.

Рис. 28: Рисуем карту вместе (2)

Нашему обществу в целом приходилось сталкиваться с этой проблемой в ряде различных областей, для чего и были созданы его разнообразные институты. Существует процесс научного рецензирования. Википедия делает довольно много для сбора знаний. Amazon анализирует совокупность данных о том, какие товары люди считают лучшими. В поиске оптимального выбора демократия позволяет нам сводить воедино предпочтения множества людей.

Рис. 29: Рисуем карту вместе (3)

Понятно, что ни один из этих институтов не является идеальным. Наша задача улучшить их. Это как раз часть совсем другой мозаики, которая вкралась в дискурс. Это довольно распространенное явление. Кризис воспроизведения в отдельных направлениях психологической науки в последнее время получил значительную огласку. Все мы знаем, что статьи Википедии порой намеренно искажаются и пользователям выдается бессмыслица. Отзывы на Амазон часто оказываются поддельными.

Быть может нам стоит приспособить уже существующие институты для нашей цели, которая заключается в том, чтобы свести воедино наши знания о том, как действовать дальше и творить больше добра. А может быть, нам необходимо поступить иначе, и кто-то в этом зале найдет другой способ сделать это. Я считаю, что это действительно важная проблема. По мере роста сообщества это будет приобретать все большее значение.

Правильные местные нормативы

Рис. 30: Правильные местные нормативы

Это все, что я хотел сказать касательно вопроса о том, каковы наши глобальные институты для обработки и сбора этой информации. Есть ещё кое-что важное для понимания — это стремление к выработке правильных местных нормативов. Итак, вот мы рассказываем другим о своих идеях и люди начинают прислушиваться. Порой бывает так, что люди прислушиваются, попав под влияние харизмы излагающего, нежели потому, что у того есть нужный кусочек мозаики. Мы стремимся найти способы продвинуть хорошие идеи воспрепятствовать распространению плохих идей, а также поощрять оригинальный вклад. Один из способов продвижения хороших идей и подавления плохих — полагаться только на авторитетные источники. Предположим, мы рассуждаем следующим образом: «Эту разработку мы проверили. Мы абсолютно уверены в её работоспособности. Больше мы не будем рассматривать другие предложения». Но ведь это закроет нам доступ к новому.

Обращайте внимание на то, почему мы во что-то верим

Рис. 31: Обращайте внимание на то, почему мы во что-то верим

Здесь нужно задуматься над тем, почему мы во что-то верим. Вы верите в это, потому что кто-то так сказал? Вы верите в это, потому что вы действительно все тщательно продумали и выработали своё мнение? Грань между этими двумя вариантами размыта. Вам рассказывают, приводят какие-то доводы. Вот вы и думаете: «Все вроде складно», не проверяя досконально аргументы.

Надо быть честным с самим собой. Общаться с другими людьми. Рассказывать почему вы считаете именно так. Вы верите в это, потому что Джо Блоггс так сказал? Ведь Джо довольно осторожный парень, и он очень старательно проверяет свои выводы, стоит ему верить. Просто рассказывайте об этом. А может быть вы сами отыскали кусочек мозаики?

То, что вы сами придумали решение, не означает, что наше доверие к этому будет обязательно высоким. Казалось бы, я все досконально выяснил, и думал, что все для себя доказал, но в моё доказательство вкралась ошибка. Каждый в отдельности может определять уровень доверия к чему-то и основания для этого.

Кроме того, наши индивидуальные и коллективные причины верить в те или иные вещи могут отличаться. Существует утверждение — спасение от малярии одного человека обходится в 3500 долларов. Я думаю, что это мнение широко распространено в кругу сообщества эффективного альтруизма. Я полагаю, что мы все верим этому потому, что было проведено несколько рандомизированных контролируемых испытаний. Потом толковые аналитики из GiveWell внимательно изучили этот вопрос, погрузились во все детали, провели анализ и пришли к выводу: «В среднем это стоит около 3500 долларов».

Сокращение цепочки

Рис. 32: Сокращение цепочки

Но я верю этим данным по другой причине. Я верю этому, потому что мне рассказали, что сотрудники GiveWell проанализировали данные об этом, и пришли к заключению, что это обойдется, скажем, в 3500 долларов. На что вам скажут: «Да. Я читал об этом на их сайте». Так я этому и верил, пока не начал готовиться к этому выступлению, когда пошел и прочитал об этом сам на их сайте. Озадачившись этим, я потратил немного больше усилий, но это принесет пользу сообществу. Таким образом я сокращаю цепочку «сарафанного радио». При передаче информации неизбежно вкрадываются ошибки, необоснованные аргументы. Вернувшись назад по цепочке и проверив более ранние источники, мы можем попытаться минимизировать недостоверные сведения и обрести уверенность в своих утверждениях.

Разногласия — это возможность учиться

Рис. 33: Разногласия — это возможность учиться

Бывает и так, что вы ловите себя на том, что не согласны с кем-то. Вот вы с кем-то беседуете, вам что-то говорят, а вы думаете: «Но это же очевидно не так». Вы видите, что разные части их мозаики не складываются. Это может побудить вас просто отвергнуть то, что вам говорят. Я считаю, что зачастую это контрпродуктивно. Ведь даже если часть того, что они хотят до вас донести, не соответствует истине, возможно, какая-то другая часть их аргументации может обогатить ваш мыслительный процесс и поможет лучше понять, что происходит.

Я так и поступаю, когда сталкиваюсь с точкой зрения, которую считаю неправильной. Мне интересен сам процесс мышления, который приводит людей к тем или иным выводам. Я нахожу необычайно интересным то, как люди размышляют, поэтому мне интересно их слушать. Кроме того, это просто вежливо и, я уверен, полезно. Я думаю, что это помогает мне составить более полную картину всех возможных доводов, которыми мы все оперируем.

Ретроспектива — во что я верю и почему

В этом разделе я собираюсь применить на практике то, о чем я только что говорил. В ходе этого выступления я рассказал вам о множестве разных вещей. Но я мало рассказал вам о том, каков мой уровень компетентности во всем этом, или почему я верю в это. Я сделаю это сейчас.

Понятно, что редкое выступление вызовет восторг у слушателей: «О, это так вдохновляюще! Как она тщательно выстроила свои аргументы!» Но я считаю, что это важно. Я бы действительно хотел, чтобы люди расставались со мной с такими словами. Итак.

Рис. 34: Распределения с «тяжелыми хвостами»

Распределения с «тяжелыми хвостами»: я думаю, что эта функция довольно достоверно отражает распределение возможностей в мире. Наблюдая это во многих различных областях и понимая теорию, лежащую в основе этого феномена, я всё больше убеждаюсь в справедливости такого подхода. Остается открытым эмпирический вопрос о том, как далеко этот «хвост» тянется. «Тяжелый хвост» — это не просто бинарное свойство, а континуум.

Отступление: Рыночная эффективность альтруизма

Рис. 35: Рыночная эффективность альтруизма

Но здесь стоит сделать важную оговорку. Это единственное предостережение, которое я себе позволю. Дело в том, что существует механизм, который может этому препятствовать — это люди, которые находят и используют лучшие возможности. Если людям хорошо удается определять самые выгодные возможности и пользоваться ими, то вряд ли то, чем они пренебрегли, будет намного лучше.

Рис. 36: Рыночная эффективность альтруизма (2)

Именно это мы наблюдаем в рыночной экономике. Способы заработать деньги — может быть так, что их распределение начинается в широком диапазоне. Здесь вы видите логарифмическую шкалу, она представляет такого рода распределение с «тяжелым хвостом». Однако, теряя деньги, люди говорят себе: «Это никуда не годится» и перестают этим заниматься. При этом они видят, что другие занимаются доходной деятельностью. И тогда они решают: «А займусь-ка я этим». И вот все больше людей двигаются в эту сферу, что вызывает уменьшение отдачи в этой сфере, и в результате люди зарабатывают столько же, сколько зарабатывали прежней деятельностью. В конечном итоге мы получаем гораздо более стесненное распределение производимой ценности нежели в начале.

Рис. 37: Рыночная эффективность альтруизма (3)

Такое положение дел дает возможность для развития альтруизма. Нет, я не считаю, что рынок действительно эффективен. Я не знаю, насколько он эффективен, насколько мы этот «хвост» загибаем. Я надеюсь, что по мере роста этого сообщества, с увеличением числа людей, активно старающихся выбрать действительно ценные вещи, распределение станет более ровным.

Одним из механизмов повышения эффективности на обычных рынках являются петли обратной связи, где люди просто замечают, что они богатеют или же теряют деньги. Другой механизм — это анализ, за который нас побуждают взяться циклы обратной связи, в попытках понять, куда надо вкладывать больше ресурсов, чтобы стать богаче. Я думаю, что такой анализ — важная часть нашего общего проекта.

В целом, я не думаю, что в этом плане у нас есть эффективный рынок. Я считаю, что у нас есть распределения с «тяжелым хвостом». Не знаю, насколько это тяжел этот хвост, все зависит от действий, которые совершают люди.

Коэффициенты эффективности затрат

Рис. 38: Коэффициенты эффективности затрат

Это довольно простая тема, тут вряд ли есть место для ошибки. Но остается эмпирический вопрос о том, насколько важны все эти три измерения. Возможно, в одном из измерений у вас просто больше вариаций, чем в других. На самом деле, я не очень понимаю, насколько важны разные измерения. Мы знаем, что эффективность программ в сфере глобального здравоохранения варьировалась на три или четыре порядка. Эффективность защиты среды, я думаю, может быть выше, но я не уверен, насколько. Я просто не эксперт в вопросе эффективности организаций и не хочу утверждать, что в этом разбираюсь.

Убывающая отдача

Рис. 39: Убывающая отдача

Я уверен, что это чрезвычайно функциональный подход. Иногда в некоторых областях с масштабом возрастает отдача, то есть масштаб можно использовать для увеличения эффективности. Я думаю, что чаще всего это относится к масштабу организации или организации внутри определенной сферы. Притом что убывающая отдача часто наблюдаются в масштабе сферы. Некоторые умные люди считают, что я преувеличиваю значимость убывающей отдачи. Хотя я считаю, что аргументация здесь довольно серьезная, все же требуется осторожность.

Масштаб, уступчивость, нетронутость

Рис. 40: Масштаб, уступчивость, нетронутость

Все эти факторы имеют значение. Я думаю, что это очевидно и даже тривиально — это разложение на множители само по себе верно. Но не так уж ясно, помогает ли эта разбивка в измерении вещей и насколько она полезна. Я думаю, что скорее полезна. В пользу этого говорит тот факт, что это приблизительно совпадает с той неформальной разбивкой, которую люди используют уже несколько лет, и которая, похоже, оказалась полезной.

Абсолютный и предельный приоритеты

Опять же, на каком-то уровне это просто тривиально. Я выделил вопрос о коммуникации потому, что не у всех есть эти отдельные понятия, и мы можем запутать друг друга, если будем их размывать.

Неравномерный прогресс

Это проверяемо, есть несколько научных статей по теме. В это верят некоторые из самых умных и осведомленных людей, которых я знаю, что дает некоторые основания полагать, что это действительно так. Это не так тщательно изучалось и кажется несколько парадоксальным, поэтому, возможно, стоит исследовать подробнее.

Сравнительное преимущество

Сравнительное преимущество — довольно стандартная идея в экономике. Обычно рынки стараются побудить людей к работе таким способом, который использует их сравнительное преимущество. Это не наш случай, если мы стремимся развивать альтруизм.

Приложение ко времени также немного более умозрительно. Я один из немногих, кто рассуждает таким образом. Мне никто серьезно не возражал, но примите это с некоторой долей скепсиса, так как это не прошло тщательной проверки.

Обобщение знаний

Все склонны думать, что для этого нужны институты. По-моему, существует довольно широкий консенсус относительно того, что имеющиеся институты не идеальны. Можем ли мы создать лучшие институты? В этом я менее уверен.

Делимся основаниями для наших убеждений

Это опять-таки то, что я считаю здравым смыслом. При прочих равных это доброе дело. Но, конечно, это требует затрат и замедляет наше общение. И может звучать недостаточно эффектно, чтобы люди слушали с интересом. По крайней мере, стоит подтолкнуть людей в этом направлении, но я не знаю точно, как далеко следует идти. Не стоит быть слишком требовательными к этому. Моё убеждение основано на том, что множество разумных людей, которых я знаю, считают, что нам надо двигаться в этом направлении. Я взвешиваю мнения других людей, когда не вижу оснований считать, что у меня есть лучшее представление об этом.

Заключение

Итак, почему я делюсь всем этим с вами? Люди могут отправиться добывать золото, не понимая всех этих теоретических аргументов о распределении золота в мире. Но, поскольку оно невидимо, нам надо соблюдать осторожность в стремлении к правильным вещам. По этой причине я считаю, что нашему сообществу важно широко распространять эти знания. Мы находимся на раннем этапе развития сообщества, и поэтому особенно важно исследовать эти знания на фундаментальном уровне и совершенствовать их. Мы не хотим того, чтобы случилась «золотая лихорадка», когда люди бросаются что-то делать, а оказывается, что на самом деле в этом мало ценного.


Оригинал: Prospecting for Gold
Перевод: Newочём