Интервью с Питером Сингером

Питер Сингер — именной профессор биоэтики Принстонского университета и член консультативного комитета Animal Charity Evaluators. Известен как автор книг «Освобождение животных», «Практическая этика» и «Жизнь, которую вы можете спасти». Это интервью о его свежей книге «The Most Good You Can Do» (ещё не переведена на русский), которая посвящена эффективному альтруизму.

Джей Куигли: Ваша книга содержит вдохновляющий обзор эффективного альтруизма (ЭА) как философии и социального движения. Какой самый важный урок может извлечь из неё человек, не знакомый с эффективным альтруизмом?

Питер Сингер: Трудно свести всё к одному уроку, но если бы пришлось это сделать, я сказал бы так: задумайтесь, прежде чем принять решение! Какой бы выбор не стоял перед вами: куда пожертвовать деньги, какую карьеру выбрать, где устроиться волонтером, — вы должны убедиться, что ваш разум играет важную роль в принятии решения, как и ваше сердце.

ДК: Вопрос, повторяющийся на протяжении книги — на какой из проблем сосредоточить усилия? Похоже, вы предлагаете читателям сделать собственный выбор из нескольких ключевых областей, таких как бедность, животные, экзистенциальные риски или развитие движения ЭА. Но когда заходит речь о выборе сферы для пожертвований — или о выборе карьеры — какие факторы людям стоит учитывать?

ПС: Подумайте о том, где сможете добиться наибольшего эффекта. Я не даю предписаний о том, как сделать выбор, потому что сложно сравнить, скажем, страдания кур, которых всю жизнь содержат в батарейных клетках, и страдания женщины с акушерским свищом в развивающейся стране, которая не получает медицинскую помощь. У нас нет методологии для этого. С экзистенциальными рисками встает трудный философский вопрос: как учесть потерю бесчисленных миллиардов людей, которые никогда не появятся на свет, если мы не минимизируем риски выживания нашего вида?

ДК: Что говорят лучшие практики и ваш личный опыт о том, как воспитать новых эффективных альтруистов и эффективных защитников животных?

ПС: Сперва ознакомьтесь с идеями в различных медиа. Затем создайте группу единомышленников, которые разделяют эти идеи. Сложно быть эффективным альтруистом или активистом, если не общаетесь с людьми, чьи взгляды похожи на ваши.

ДК: Должна ли защита диких животных стать приоритетнее для филантропов и активистов, чем защита животных на промышленных фермах? Или на этой области следует сосредоточиться другим людям, таким как биологи? Объясните, пожалуйста.

ПС: На основе имеющейся сегодня информации, я не думаю, что защита диких животных станет приоритетнее промышленного животноводства. Во-первых, мы недостаточно знаем об этом — я имею в виду, мы не знаем, сколько животных страдают в дикой природе. Было бы хорошо провести больше исследований этого вопроса.

Во-вторых, мы не знаем, как предотвратить страдания диких животных. В прошлом мы не слишком преуспели в «заботе» о дикой природе. Кроме того, вероятные пути предотвращения страданий диких животных будут напрямую конфликтовать с другими ценностями, которые разделяют многие защитники окружающей среды. Мы можем считать их убеждения ошибочными, но для движения защитников животных и защитников окружающей среды тратить энергию на борьбу друг с другом равноценно катастрофе.

ДК: Должны ли участники ЭА специализироваться на одной области? Или следует избегать сверхспециализации, скажем, пытаясь быть в курсе других областей ЭА?

ПС: Я бы выбрал последнее — работать преимущественно над одной областью, оставаясь осведомленным о других сферах. Мы должны быть непредвзяты, когда речь заходит о том, является ли наша область лучшим местом приложения усилий.

ДК: В последней главе вы пишете, что такие области, как глобальная бедность, более вероятно сподвигнут людей думать и действовать как эффективные альтруисты, чем проблема снижения экзистенциальных рисков. И, поскольку мы хотим вдохновить больше людей быть эффективными альтруистами, проблема бедности должна быть лицом ЭА. Можно ли продолжить эту логику и сказать, что защита животных не должна быть лицом ЭА? Почему?

ПС: Нет, я не считаю эти ситуации одинаковыми. Экзистенциальные риски — очень абстрактная проблема. Большинство людей пренебрегает очень маленькими рисками и не понимает значимости, например, снижения риска вымирания человечества от столкновения с астероидом в течение следующего столетия с 1 к 100000 до 1 к 100 миллионам. Они также мало думают о далеком будущем. С другой стороны, страдания животных — это то, что людям небезразлично, что происходят прямо сейчас, осязаемо, вы можете снять это и показать по ТВ. Это совсем другое.

ДК: Некоторые аргументы, которые вы приводите в конце книги, делают снижение экзистенциальных рисков наиболее важной проблемой. Она затрагивает непостижимое количество людей в будущем (между 1018 и 1058 разумных жизней, как вы говорите) — миллионы и миллионы людей в далеком будущем приходятся на каждого человека в настоящем. Должны ли участники ЭА фокусироваться только на экзистенциальных рисках? Почему или почему нет?

ПС: Я уже привел одну причину — это ограничило бы привлекательность движения ЭА крошечным меньшинством. Есть также философский вопрос, который я упомянул ранее — как оценить гибель людей, которые ещё даже не родились? К тому же, не ясно, есть ли у нас стратегии для снижения многих типов экзистенциальных рисков. Это причина больше исследовать эти стратегии, но это не должно быть единственным, чем заняты участники ЭА.

ДК: В главе об эффективных карьерах вы упомянули Генри Спира, вашего бывшего студента, который стал ведущим защитником животных. Может ли его история стать примером того, в каком направлении должно развиваться движение за права животных и какую тактику использовать?

ПС: Я написал книгу о Генри, его тактике и стратегии, чтобы активисты могли следовать его примеру. Она называется «Этика в действии: Генри Спира и движение за права животных» (Ethics Into Action: Henry Spira and the Animal Rights Movement). Это одна из наименее успешных моих книг по части продаж, но думаю, она содержит много мудрости Генри. К счастью, сегодняшнее движение за права животных, включая мейнстримные организации вроде HSUS и PETA, уже в значительной степени опирается на тактику Генри.

ДК: Спасибо за уделенное время и за вклад вашей книги в интеллектуальную культуру!

ПС: Спасибо вам за всё, что вы делаете для животных и для ЭА.


Оригинал: Interview with Peter Singer
Перевод: Саша Бережной