Благополучие животных

Вступление

Одной из самых больших проблем в современном мире можно считать страдания животных в промышленном животноводстве. В 2015 году только в США 1 на предприятиях промышленного животноводства было выращено и пошло на убой около 9,2 миллиардов животных при обстоятельствах, которые с большой вероятностью причиняют им запредельные страдания 2.

Уровень внимания к этой проблеме, как нам кажется, невероятно низок. Сегодня многие эксперты считают, что животные проживают сознательный опыт 3 и способны испытывать боль 4. Мы склонны придавать гораздо больший вес страданиям людей нежели страданиям животных, что в некотором смысле является формой дискриминации по видовому признаку, незаслуженным занижением ценности жизни животных.

Многое в этом отношении можно исправить. Есть три основных типа программ, которые выглядят перспективными: 1) побуждать людей изменить свой рацион питания; 2) продвигать лучшие стандарты отношения к животным; 3) разрабатывать альтернативы животным продуктам. Слабой стороной этого направления является то, что фактологический материал по теме не настолько обширен, как в сфере глобального здравоохранения.

Здесь мы расскажем, почему улучшение благосостояния животных может подойти вам в качестве деятельности, а почему может не подойти. Эта сфера имеет огромный потенциал для эффективного альтруизма, если вы считаете, что животные способны страдать подобно людям, а отношение к животным вряд ли улучшится естественным путем вместе с прогрессом человечества.

Аргументация в пользу защиты животных – важная сфера целевого воздействия

Куда будет полезнее всего вложить свои ресурсы?

  • Эвристика: чтобы сфокусировать наше внимание, мы воспользуемся эмпирическими правилами. Мы можем обратиться к важным проблемам, которые получают недостаточно внимания, или программам, которые доказали свою состоятельность, а также попытаться собрать больше достоверной информации об их эффективности.
  • Количественная оценка: мы можем взглянуть на исследования, которые проводят оценку экономической эффективности программ на основе эмпирических данных, полученных в ходе рандомизированных контролируемых испытаний (РКИ), однако для многих наиболее перспективных программ защиты животных таковые данные отсутствуют.
  • Исторические свидетельства: что касается программ, к которым неприменимы эффективные РКИ, например, агитационная работа с корпорациями, мы можем попробовать оценить эффект влияния на корпорацию, а затем использовать полученные данные о масштабе изменений, чтобы оценить эффективность программы.

Страдание животных грандиозно по своим масштабам

Каждый год десятки миллиардов животных выращивается на мясо и забивается на аграрно-промышленных фермах. Это во много раз больше совокупной численности живущих сегодня людей (около 7 миллиардов). В докладе об условиях в современном аграрно-промышленном животноводстве, составленном Humane Society of the United States, говорится о том, насколько ужасающими могут быть эти условия. Выращиваемые на мясо цыплята содержатся в ангарах в тесноте среди большого количества отходов 5. Куры-несушки забиты в маленькие клетки, а самцов перемалывают заживо или травят газом 6. Некоторые дойные коровы содержатся внутри ферм круглый год 7, и более половины из них разлучают со своими телятами в течение 14 часов после рождения 8. Племенные свиньи годами содержатся в стойлах, где они даже не могут развернуться 9.

Также становится очевидным тот факт, что аграрно-промышленное животноводство наносит вред окружающей среде. В докладе Всемирной продовольственной организации говорится о том, что на долю животноводства приходится 14,5% всех антропогенных выбросов.

Проблема страданий животных выглядит ещё более масштабной, если учитывать также диких животных, численность которых значительно превышает численность животных на фермах. Например, по оценкам, в морях и океанах ежегодно вылавливают и убивают для потребления человеком от 0,97 до 2,74 трлн особей рыб 10. Многие другие дикие животные страдают в своей естественной среде обитания.

Забота о животных обделена вниманием

Учитывая масштаб проблемы, забота о благосостоянии животных кажется невероятно обделенной вниманием. Около 97% финансирования благотворительности в США идет на помощь людям 11. Оставшиеся 3% распределены между окружающей средой и животными. Даже из тех средств, которые выделяются на благосостояние животных, лишь 1% направляется в сферу промышленного животноводства, хотя там сосредоточено более 99% от всех сельскохозяйственных животных 12 13. В общей сложности около 10-40 млн. долл. США ежегодно расходуется на облегчение страданий животных на промышленных фермах 14, – это примерно одна десятая цента на животное 15. Усилия по улучшению благосостояния диких животных ещё менее значимы.

Есть основания полагать, что мы можем добиться в этом прогресса

Существует пока небольшой, но растущий объем данных о программах по улучшению благосостояния животных, которые предлагают многообещающие пути для достижения прогресса в этой сфере, а некоторые подходы могут оказаться экономически эффективными.

Одним из наиболее многообещающих видов вмешательства являются агитационные кампании, направленные на то, чтобы заставить крупные предприятия сократить свой вклад в причиняемое животным страдание. Агитационная работа с корпорациями на сегодняшний день привела к тому, что около 100 компаний приняли на себя обязательство содержать животных вне клеток, в результате чего около 60 миллионов кур ежегодно освобождаются от заключения 16. Льюис Боллард (руководитель программы по улучшению благосостояния животных в рамках проекта «Open Philanthropy Project» и руководитель программы по улучшению благосостояния животных «Фонда эффективного альтруизма») утверждает, что по самым скромным подсчетам эти кампании избавят от содержания в клетке около 38 кур в год на затраченный доллар, а в зависимости от того, как подсчитываются потраченные на эти кампании деньги, эта цифра может достигать 250 кур в год 17.

Многообещающим подходом можно считать убеждение людей перейти на веганский или вегетарианский рацион питания. Ожидаемый эффект от перехода к вегетарианству кажется довольно значительным 18. Аргументы в пользу этого подкрепляются тем фактом, что переход отдельного человека к вегетарианству повышает вероятность того, что другие люди последуют его примеру. Распространение листовок обходится дешево, что делает этот подход экономически эффективным, даже если в результате агитации из нескольких сотен людей лишь один человек решит стать вегетарианцем. Было проведено несколько предварительных исследований влияния листовок, но их результаты пока не выглядят достаточно убедительными. Проведенное ACE исследование эффективности листовок показало, что небольшая часть людей, получивших листовки о снижении потребления продуктов животного происхождения, сообщили о прекращении употребления мяса в сравнении с отсутствием изменений в группе, где людям вручали «контрольную» листовку без подобной информации. Однако выборка в этом исследовании была слишком мала, чтобы признать его результаты статистически значимыми 19.

В целом, РКИ и анализ экономической эффективности показывают, что есть возможности достигнуть значимого эффекта в сфере улучшения благополучия животных. Данные по агитационной работе с корпорациями выглядят особенно многообещающими. Однако доказательная база здесь все еще относительно мала, потому эти оценки прямой экономической эффективности нельзя считать надежными. Из этого мы можем заключить, что большинство программ не отличается эффективностью, а значит, стоит скептически относиться к недостаточно обоснованным свидетельствам их значительного воздействия. Однако это может также указывать на то, что стоит инвестировать больше ресурсов в оценку эффективности программ по улучшению благосостояния животных. Это помогло бы нам принимать более правильные решения в будущем, например, сосредоточить наши усилия на другом направлении, если эти мероприятия не окажутся эффективными, или же расширить их, если их результаты окажутся многообещающими 20.

Подводя итог вышесказанному, мы считаем, что в сфере улучшения благополучия животных можно добиться значительного эффекта.

  • Масштаб: десятки миллиардов животных проживают жизнь полную страдания и ежегодно умерщвляются на предприятиях промышленного животноводства. На порядок больше животных страдает в лоне дикой природы.
  • Проблема обделена вниманием: менее 3% всех благотворительных средств направляется на помощь животным, и лишь небольшая часть этих средств фактически направляется на помощь тем животным, которые страдают больше всего.
  • Эффект от решения задачи значителен: агитационная работа с корпорациями в некоторых случаях оказалась очень успешной, побудив крупные компании к изменению своих практик, а приблизительные расчеты показывают, что подобные программы могут быть чрезвычайно эффективными.
  • Высокая ценность информации: проведение дополнительных исследований по этой проблеме может помочь нам решить, сколько ресурсов мы должны выделить на ее решение.

Некоторые сомнения относительно приоритета улучшения благополучия животных в качестве сферы деятельности

Аргументация против идеи сокращения промышленного животноводства включает в себя утверждения о том, что употребление мяса в пищу является естественным, что нам необходимо есть мясо, чтобы быть здоровыми. В этой связи стоит обратить внимание на несколько важных моментов.

Потребление мяса в пищу естественно

Во-первых, тот факт, что что-то считается «естественным», не обязательно означает, что это хорошо. Например, не делать детям прививки естественно, как естественна и детская смертность. Но такое положение вещей кажется явно неправильным.

Во-вторых, даже если потребление животной пиши в некоторой мере является естественным и необходимым, то промышленное животноводство трудно назвать естественным. В естественных условиях куры не содержатся в крошечных клетках в закрытом помещении, а коров не разлучают с телятами. В лучшем случае, желание делать вещи «естественным» образом может служить оправданием для того, чтобы лично охотиться на животных и поедать их плоть, но никак не для того, чтобы покупать продукцию промышленного животноводства в супермаркете.

Более того, многих неестественных условий промышленного животноводства можно избежать. У нас есть ресурсы для разведения животных более гуманным способом, не усугубляя их страданий.

Мясо необходимо для нашего здоровья

Многие оправдывают массовое производство мяса тем, что его потребление якобы необходимо для нашего здоровья. Однако вовсе не факт, что людям сегодня необходимо есть животных или продукты животного происхождения, причем некоторые данные свидетельствуют как раз об обратном – что вегетарианцы и веганы на самом деле обладают лучшим здоровьем, нежели мясоеды 21 22.

Действительно существует риск того, что веганская диета может привести к дефициту некоторых микроэлементов, таких как В12 и омега-3 23. Но эти микроэлементы относительно легко восполнить за счет растительной пищи, содержащей эти питательные вещества (темно-зеленые овощи, например, и обогащенные злаки или напитки), не говоря уже о пищевых добавках, однако это потребует от человека некоторой доли рассудительности и усилий.

Что может воспрепятствовать выбору улучшения благосостояния животных в качестве приоритетной сферы деятельности?

Благополучие животных представляется перспективной сферой целевого воздействия. Но по ряду причин вы можете усомниться в этом анализе или решить, что иного рода целевое воздействие предоставит более обширные возможности творить добро.

Вы можете решить, что свидетельств эффективности программ в этой сфере недостаточно

Доказательная база здесь все еще относительно слаба, особенно если сравнивать с глобальными программами в сфере здравоохранения. Что касается борьбы с нищетой на планете, то, как правило, бывает понятно, куда именно и насколько больше средств надо направить, чтобы улучшить и спасти много жизней. Программы по улучшению благосостояния животных исследовались гораздо меньше.

Тем не менее, даже в отсутствии достаточных доказательств того, что вмешательство в этой сфере определенно принесет много пользы, существует значительная вероятность того, что польза будет огромной, а это может повысить ожидаемый эффект. Некоторые виды деятельности, в особенности дополнительные исследования, также могут помочь нам расширить доказательную базу. Это ценно, так как в будущем поможет нам принимать более правильные решения касательно финансирования программ.

Вы можете считать, что помощь людям предпочтительнее помощи животным

Отложив в сторону вопрос о свидетельствах эффективности, вы можете отдать предпочтение антропоцентрической точке зрения в отношении животных, по той причине, что считаете улучшение человеческого существования более приоритетным. Приоритет улучшения благосостояния животных относительно проблем, стоящих перед людьми, зависит от ряда комплексных вопросов:

  1. Критичность страдания животных относительно человеческих страданий

В отношении животных можно предположить, что они способны страдать и чувствовать боль 24, с другой стороны, есть разумные основания уверенно утверждать о существовании свойственного человеку, но не животным, сознания. У нас есть прямые свидетельства в пользу первого предположения, но мы все еще очень мало знаем о том, какие физические или функциональные характеристики необходимы для создания сознательного опыта. То, насколько мы считаем необходимым быть более уверенными в человеческом сознании, определит нашу склонность значительно преуменьшать моральный вес страдания животных относительно людей, и, как следствие – отдавать приоритет вмешательству в положение людей 25.

Вы можете также считать, что пребывание людей в нищете хуже содержания животных в клетке. Вы можете верить в то, что более высокая сложность когнитивного процесса у людей указывает на их способность страдать больше или делает их страдания более значимыми. Возможно, свобода и достоинство для человека важнее, чем, например, для животных. А может быть вы считаете, что более сложные формы сознания, например, способность рассуждать и делать выводы, важнее удовольствия и боли, и свойственны они только людям.

  1. Косвенные последствия программ по облегчению бедности в сопоставлении с программами улучшения благосостояния животных

Человеческие общества способны развиваться различными способами, которые недоступны для животных, и это наводит на мысль о том, что косвенные последствия антропоцентрических программ будут эффективнее 26. Однако улучшение отношения к животным может расширить для нас круг эмпатии, что само по себе может вызвать положительные косвенные эффекты 27.

С другой стороны, улучшение жизни людей также может иметь негативные косвенные последствия для животных 28, поскольку люди обычно едят больше мяса, когда становятся богаче. Это иногда называют проблемой мясоедов.

  1. Какова вероятность того, что проблемы людей и животных разрешатся сами по себе?

Стоит также задуматься о том, насколько велика вероятность того, что решение проблем людей и животных наступит само по себе, без нашего вмешательства. Могут найтись веские причины ожидать того, что люди естественным образом обретут мотивацию улучшать свои собственные жизни и жизни других. Но отнюдь не так ясно, станут ли люди естественным образом улучшать жизнь животных.

Это может послужить аргументом в пользу приоритета заботы о животных в целеполагании альтруистов. Даже если мы считаем вероятным, что способность человека сопереживать животным будет развиваться естественным образом, не ясно, произойдет ли это достаточно скоро, чтобы компенсировать нашу возрастающую способность якобы «ненамеренно» причинять вред животным, преследуя другие цели. Вполне возможно, что сегодня мы наносим вред гораздо большему числу животных, пользуясь продуктами промышленного животноводства, чем наши предки сотни лет назад, невзирая на то, что наше сострадание к животным по-видимому возросло – ведь нам удобно причинять вред животным в промышленных масштабах опосредованно (потребляя мясо, например), не делая этого лично.

Вы можете считать, что можно достигнуть большего, направив свои усилия на далекое будущее человечества

Далекое будущее может быть невероятно важным с нравственной точки зрения. У нас могут быть миллиарды, а то и триллионы потомков. Это аргумент в пользу того, что даже малая вероятность улучшения жизни будущих поколений или обеспечение того, что человечество вообще выживет в будущем, может быть значимой для целеполагания альтруистов. (Мы подробно рассматриваем этот вопрос в нашем рассуждении о важности далекого будущего.)

Что касается животных, то приоритетная забота о долгосрочном будущем скорее потребует направления усилий на изменение взглядов людей и борьбу с видовым шовинизмом (спесишизмом), и гораздо меньше внимания краткосрочным фермерским практикам.

Однако то, в какой мере вы захотите направить свои альтруистические усилия или пожертвования на долгосрочное будущее, и что это означает на практике, зависит от ряда суждений.

  1. Насколько значимы будущие жизни?

Поскольку будущие жизни ещё не существуют (по определению), есть мнение, что моральные основания оказывать им поддержку прежде тех, кто уже существует, не так уж сильны. Принцип «затронутого субъекта» (person-affecting view) сводится к тому, что действие может быть хорошим или плохим, только в том случае, если оно хорошо или плохо для кого-то, а следовательно действия, которые принесут пользу будущим поколениям людей или животных, не могут быть хорошими или плохими, так как не соотносятся с тем, кому от них хорошо или плохо.

Если вы не считаете, что будущие жизни важны, тогда вам стоит направить свои усилия на смягчение самых ближайших форм страдания. Стоит отметить, что  принцип «затронутого субъекта» может повлиять на то, насколько важными вы находите отдельные виды деятельности в защиту прав животных. Поскольку животные живут относительно недолго, влияние многих таких программ будет распространяться на животных, которые ещё не существуют, что лишает морального веса такого рода аргументацию.

Однако, мы находим убедительные причины отвергнуть принцип «затронутого субъекта» (не в последнюю очередь потому, что это приводит к противоречащим здравому смыслу выводам), а также считаем, что существа будущего действительно важны с моральной точки зрения — этот вопрос мы рассматриваем более подробно в нашем рассуждении о важности долгосрочного будущего.

  1. Можем ли мы что-то сделать, чтобы улучшить жизнь наделенных сознанием существ будущего с какой-либо долей уверенности?

Существует эмпирический вопрос о том, насколько эффективными могут быть наши действия сегодня в плане влияния на людей и животных в долгосрочном будущем. Вы можете решить, что будущие и существующие в настоящее время живые существа одинаково важны, но нам гораздо легче оказывать помощь живым сегодня, следовательно будет эффективнее сосредоточиться на них.

  1. Насколько нас должна заботить возможность исчезновения жизни на Земле и можем ли мы что-то по этому поводу предпринять?

Если вы считаете, что существует серьезная угроза исчезновения людей в грядущем столетии (или ещё раньше), и что сейчас мы можем предпринять меры для сокращения этой угрозы, то, может быть, стоит сосредоточиться на этом, а не на улучшении благосостояния людей или животных в краткосрочной перспективе. Предположим, что вероятность того, что в грядущие 50 лет на Землю упадет астероид и уничтожит все живое, составляет более 50%. Предположим далее, что мы уверены в том, что мы могли бы предпринять меры для обнаружения и предотвращения столкновения с астероидом, но это потребовало бы значительных ресурсов. В этой ситуации мы, вероятно, захотели бы отдать предпочтение тому, чтобы направить ресурсы на решение этой задачи, а не вкладывать их в сокращение промышленного животноводства прямо сейчас по той причине, что нет смысла улучшать жизнь животных, если в скором времени вся планета будет уничтожена.

Безусловно, это во многом зависит от того, насколько вероятной вы считаете угрозу падения на Землю астероида (или другую экзистенциальную угрозу), а также от того, насколько вы уверены в том, что какие-либо попытки предотвратить это могут иметь смысл. Не будучи на 100% уверенными в наличии угрозы и в том, как именно её предотвратить, мы не станем перенаправлять на решение этой задачи все мировые ресурсы от более насущных проблем, но скорее всего нам придется серьезно пересмотреть наши приоритеты. Даже если какая-то угроза относительно мала, но с учетом того, насколько разрушительными могут быть её последствия, нам все же следует инвестировать некоторые ресурсы в предупреждение и предотвращение возможной глобальной катастрофы. С нашей точки зрения, этой деятельности в настоящее время уделяется слишком мало внимания, невзирая на её важность, по той причине, что она столь абстрактна. (Мы подробно рассматриваем этот вопрос в нашем рассуждении о важности долгосрочного будущего.)

Резюме

  • Масштаб проблемы страданий животных очень велик – каждый год по крайней мере десятки миллиардов животных содержатся в ужасных условиях и забиваются на предприятиях промышленного животноводства.
  • Данные, которыми мы на данный момент располагаем, свидетельствуют о том, что вероятность наличия у животных сознания и способности страдать очень велика.
  • Проблеме страданий животных уделяется невероятно мало внимания с учетом того, что масштаб ее очень велик: менее 3% всего финансирования благотворительности выделяется на благосостояние животных, и менее 1% от этого направляется на промышленное животноводство, где сосредоточено более 99% всех животных, используемых и забиваемых людьми.
  • Есть также веские основания полагать, что проблема относительно решаема – различные формы агитации доказали свою эффективность в плане изменения как индивидуальных, так и институциональных практик, а также регулирующих обращение с животными норм. Инновации в пищевой промышленности обещают предоставить людям возможность избегать продуктов животного происхождения.
  • Тем не менее эти программы зарекомендовали себя не так успешно, как программы, направленные на улучшение благосостояния людей, например, в сфере здравоохранения.

Приоритет этого направления для вас будет зависеть от того, насколько важно, по вашему мнению, иметь убедительные доказательства эффективности существующих программ; насколько вы уверены в том, что животные обладают сознанием; от того, считаете ли вы, что наше отношение к животным может улучшиться в принципе; а также от того, насколько важно, по вашему мнению, сосредоточиться на долгосрочной перспективе нашей цивилизации относительно более насущных проблем.


Оригинал: Animal Welfare
Перевод: Newочём

  1. Из публикаций Общества защиты животных США, «Статистика по сельскохозяйственным животным: суммарная величина убоя» (Humane Society: Farm Animal Statistics: Slaughter Totals).
  2. «Эти сельскохозяйственные животные наделены чувствами, они сложно устроены, способны чувствовать боль и отчаяние, радость и воодушевление, но в сфере промышленного животноводства в них видят только товар, они подвержены физическому, умственному и эмоциональному насилию множеством разнообразных способов, им как правило отказано в свойственных их виду поведенческих нуждах. Несмотря на рутинные злоупотребления, которым они подвергаются, ни один федеральный закон не защищает животных от жестокого обращения на фермах, а обычные методы ведения сельского хозяйства, какими бы негуманными они ни были, в большинстве штатов не попадают под законодательство о жестоком обращении с животными. Обращение с сельскохозяйственными животными и условия, в которых они содержатся, транспортируются и забиваются, в промышленном животноводстве несовместимы с обеспечением надлежащего уровня благосостояния». Общество защиты животных США, «Доклад о благосостоянии животных в промышленном производстве мяса, яиц и молочной продукции». Humane Society of the United States, “An HSUS Report: The Welfare of Animals in the Meat, Egg, and Dairy Industries”
  3. В 2012 году группа неврологов подписала Кембриджскую декларацию о сознании, в которой утверждается, что «весомость доказательств указывает на то, что не только люди обладают неврологическим субстратом, который генерируют сознание. Животные, в том числе все млекопитающие и птицы, а также многие другие существа, в то числе осьминоги, также обладают этим неврологическим субстратом.
  4. В недавнем докладе Люка Мюльхаузера в рамках Open Philanthropy Project под названием «Сознание и адресаты моральных обязательств» (“Consciousness and Moral Patienthood”) детально рассматриваются различные методы оценки сознания разных существ. Автор приходит к выводу, что мы все еще очень мало знаем о том, какие функции необходимы, достаточны для или свидетельствуют о сознании. Автор скептически относится ко многим из исследований сознания животных (указывая, например, на то, что изучавшим сознание животных исследователям свойственна систематическая ошибка отбора). Однако в докладе все же указывается на необходимость считать относительно высокой вероятность наличия сознания у различных животных: 90% у шимпанзе, 80% у коров и цыплят, и 70% у радужной форели, основываясь на том, что эти существа в различных отношениях очень похожи на людей. Хотя данная вероятность может показаться на удивление низкой, она все еще достаточно высока, чтобы со всей серьезностью, учитывая масштаб проблемы, отнестись к возможности того, что страдания животных реальны.
  5. Factory Farmed Chickens: Their Difficult Lives and Deaths (Цыплята в промышленном животноводстве – их трудные жизни и смерти)
  6. «Благополучие сельскохозяйственных животных – проблемы и решения» (G. John Benson, DVM, MS, и Bernard E. Rollin, PhD, eds., The Well-Being of Farm Animals: (Blackwell Publishing, 2004)); читайте в Wikipedia об этой практике.
  7. Агентство по охране окружающей среды США, Ag 101: «Производство молочной продукции», 27 июня 2012 г. (U.S. EPA, Ag 101: Dairy Production, 27 June 2012)
  8. Служба инспекции здоровья животных и растений Министерства сельского хозяйства США, «Dairy 2014: Практика разведения молочного скота в США», февраль 2016 г. (стр. 7) (USDA APHIS NAHMS, Dairy 2014: Dairy Cattle Management Practices in the United States, February 2016 (page 7).)
  9. Благополучие сельскохозяйственных животных» (Bernard E. Rollin, PhD, Farm Animal Welfare (Iowa State University Press, 2003)); Читайте о той же практике в «Этике животных» (Animal Ethics)
  10. «Предыдущие исследования указывают на то, что рыбы испытывают боль и страх, а их интенсивность и продолжительность могут быть высокими в случае промысловой рыбы. В этом исследовании предпринимается попытка оценить число таких животных… Были использованы статистические данные рыболовства (тоннаж по видам), опубликованных Всемирной организацией по продовольствию, наряду с оценками среднего веса для разных видов, для оценки количества выловленной рыбы в мире». Оценка количества рыбы, выловленной в глобальном рыболовстве за год. Estimating the Number of Fish Caught in Global Fishing Each Year.
  11. Источник: Charity Navigator’s Giving Statistics, 2015 HYPERLINK https://www.charitynavigator.org/index.cfm/bay/content.view/cpid/42
  12. Источник: Оценка благотворительности в пользу животных, «Почему сельскохозяйственные животные?» (Animal Charity Evaluators, “Why farmed animals?”)
  13. «Благополучие животных – это область, куда направлено много внимания и финансирования, но в основном оно направлено на домашних питомцев и животных, используемых в лабораторных испытаниях, а сельскохозяйственные животные получают меньше внимания. Это возможно объясняется тем, что люди не хотят думать о том, откуда берется их пища, так как думать об этом им неприятно или же они не хотят ощущать необходимость изменить рацион своего питания. Определенные события вызывали кратковременный рост общественного интереса, например, заболевание коровьим бешенством или скандал с кониной. Однако интерес к этому пропадает, потому что люди, как правило, доверяют федеральному правительству в вопросах решения проблем общественного здравоохранения». Запись беседы Open Philanthropy Project с Адамом Шейнгейтом
  14. В докладе Open Philanthropy Project об «Обращении с животными в промышленном животноводстве» приводятся следующие основные источники финансирования в этой сфере, на которых основана эта оценка: Общество защиты животных США выделяет годовой бюджет в размере 1 млн. долл. США для защиты сельскохозяйственных животных (хотя ресурсы из других ветвей организации могут также быть направлены сельскохозяйственным животным, потенциально увеличивая общую сумму до около 10 миллионов долларов США). Шесть небольших организаций по защите прав животных располагают ежегодными бюджетами от 500 000 до 2 млн. долл. США. Бюджет сельскохозяйственного заповедника составляет около 9 млн. долл. США в год
  15. Есть также психологические причины тому, что этой проблеме уделяется мало внимания. Мы наиболее склонны помогать тогда, когда мы можем сопереживать конкретному живому существу и когда мы чувствуем личную ответственность за облегчение страданий. Но эти мотивирующие факторы отсутствуют в случае промышленного животноводства. Проблема в некотором смысле скрыта, затрагивает многих анонимных существ, и за это ни один человек не чувствует высокой ответственности. Кроме того, у нас может быть предвзятое отношение, которое может мешать всерьез принимать страдания животных. Это предвзятое отношение иногда называют «видоцентризмом». Имеются экспериментальные доказательства того, что люди наделяют животных меньшими умственными способностями, чем это на самом деле. Эта систематическая ошибка оценки – результат повсеместного приятия потребления мяса и практик животноводства. Мясоеду эмоционально трудно признать причиняемый этим вред. Это означает, что у них может быть сильный стимул закрывать на это глаза и находить способы убедить себя в том, что проблема не так уж и велика.
  16. Источник: http://www.openphilanthropy.org/focus/us-policy/farm-animal-welfare/humane-league-corporate-cage-free-campaigns#Effectiveness_of_corporate_campaigns
  17. «Учитывая только 2,5 миллиона долларов, потраченных за последние несколько лет на агитационную кампанию среди корпораций о необходимости содержать животных вне клеток, и то, что по самым скромным подсчетам эта агитация ускорила принятие гуманных норм лишь на пять лет, результатом агитации стало то, что около 250 кур в год избежит содержания в клетки на каждый потраченный доллар. Даже добавив к этой сумме выплату в размере 1,5 млн. долл. США за первый год по нашим трем грантам и около 12,5 млн. долл. США (как максимум), потраченные как на Предложение 2 в 2008 году, а так же на все тайные расследования промышленного производства яиц, когда-либо проводившиеся в США, эти агитационные кампании все равно спасли от заточения в клетках около 38 кур в год на каждый потраченный доллар. На мой взгляд, предположение о том, что эти агитационные кампании лишь ускорили на пять лет принятие корпорациями обязательств – крайне заниженная оценка. В равной степени вероятно и то, что эти корпорации никогда бы не отказались от клеточных батарей или просто перешли бы на «улучшенные» клети. Например, не далее как в марте 2015 года коалиция, поддерживаемая Макдональдс, General Mills и другими крупными пищевыми компаниями, опубликовала доклад, который в принципе одобрил «улучшенные» клети в качестве альтернативы системе без клетей (из доклада OPP’s profile on The Humane League and corporate campaigns)
  18. Брайан Томасик убедительно доказывает, что выбор отдельного человека стать вегетарианцем действительно ведет к переменам, по крайней мере, это ожидаемо. Может показаться, что выбор отдельного вегетарианца вряд ли приведет к переменам в плане числа выращиваемых животных. Но если переход на вегетарианскую диету действительно ведет к переменам, то эти перемены, вероятно, будут очень значимыми, а следовательно будет высокой и ожидаемая альтруистическая ценность.
  19. Источник: https://animalcharityevaluators.org/advocacy-interventions/interventions/leafleting/2013-leafleting-study
  20. Это также актуально, когда речь идет о проблеме страдания диких животных, которая, как мы упоминали, может быть на несколько порядков серьезнее даже промышленного животноводства. Хотя в настоящее время неясно, насколько эта проблема решаема, потенциальная выгода от изучения возможных путей решения этой проблемы может быть чрезвычайно высокой, учитывая ее масштаб и обделенность вниманием.
  21. В Оксфордском исследовании вегетарианства изучалось состояние здоровья 6000 вегетарианцев и 5000 контрольных субъектов не-вегетарианцев в Великобритании в период между 1980 и 1984 годами. «Многопрофильный анализ полученных в ходе исследования данных показал, что концентрации общего холестерина и холестерина ЛПНП у веганов были ниже, чем у мясоедов. Вегетарианцы и те, кто ест рыбу имели промежуточные и аналогичные показатели… После поправок на курение, индекс массы тела и социальную принадлежность, показатели смертности были ниже у тех, кто не употреблял мясо, по сравнению с мясоедами для каждого из изученных конечных критериев оценки. Здоровье вегетарианцев в этом исследовании в целом было хорошим и выгодно отличается от здоровья контрольных субъектов, не придерживающихся вегетарианской диеты.
  22. «Исследование показывает, что растительные диеты являются экономически эффективными, с низким уровнем риска вмешательства, способными снизить индекс массы тела, кровяное давление, уровни гликированного гемоглобина и холестерина». Nutritional Update for Physicians: Plant-Based Diets.
  23. «Веганы склонны к худощавости, уровень холестерина в сыворотке крови у них ниже, как и кровяное давление, что снижает риск сердечных заболеваний. Тем не менее, исключение всех продуктов животного происхождения из рациона повышает риск определенного дефицита питательных веществ. Особую озабоченность у веганов вызывают питательные микроэлементы, включают витамины B-12 и D, кальций и полиненасыщенные жирные кислоты (омега-3). Если веганы не потребляют регулярно продукты, обогащенные этими питательными веществами, им следует принимать соответствующие добавки. В некоторых случаях уровни железа и цинка у веганов может также вызывать озабоченность в связи с ограниченной биодоступностью этих минералов». Воздействие на здоровье веганской диеты, Американский журнал клинического питания.
  24. Источник: http://fcmconference.org/img/CambridgeDeclarationOnConsciousness.pdf
  25. Стоит отметить, что решение об определении приоритетов в пользу программ, направленных на улучшение благополучия человека или животных, зависит от ряда сложных умозаключений и допущений, особенно если речь идет об определенного рода программах. Во-первых, возникает вопрос, насколько мы можем быть уверены в том, что разные типы животных обладают сознанием, и этот вопрос оказывается невероятно сложным. Далее, возникает вопрос о том, как сочетать эту оценку сознания с другими факторами, чтобы оценить относительный моральный вес людей по сравнению с животными – это отдельная проблема, решение которой может зависеть от таких вещей, как более проработанные теории благополучия или от того, насколько «целостным» является сознательный опыт разных существ. Наконец, даже если мы сможем решить, каким относительным моральным весом мы должны наделить животных, нам необходимо будет учесть масштаб проблем, от которых страдают разные виды животных. Даже если мы, например, наделим людей моральным весом в два раза большим, чем животных, мы все еще можем отдавать предпочтение программам по защите животных, если сочтем, что страдания животных более чем в два раза больше человеческих.
  26. Мы можем рассчитывать на то, что избавление людей от бедности, например, принесет всевозможные опосредованные выгоды в результате того, что эти люди смогут внести больший вклад в социальный прогресс. Поскольку животные не живут в таких организованных обществах, нечто подобное представляется менее вероятным и помимо простого облегчения их страданий ждать нечего – довольные своей жизнью животные, по всей видимости, в гораздо меньшей мере вносят вклад в социальное развитие. Оуэн Коттон-Барратт полагает, что это может быть причиной для предпочтения программ, направленных на благосостояние людей, по сравнению с программами, направленными на благополучие животных.
  27. Однако стоит отметить, что если ваша цель в широком смысле состоит в том, чтобы повысить уровень эмпатии, то стоит рассмотреть другие, более непосредственные способы сделать это, нежели деятельность, направленная на улучшение благополучия животных. Есть также несколько доводов против открытой агитации за принятие моральных обязательств: https://rationalaltruist.com/2013/06/13/against-moral-advocacy
  28. Особенно если уровню прогресса человечества не сопутствует аналогичный уровень морального прогресса.